Поиск
  • annafridrich

Малефисента и «внутренний мир травмы»*

Обновлено: апр. 19



Сюжет о спящей красавице не теряет своей актуальности - к нему обращались великие Шарль Перро, братья Гримм, Петр Ильич Чайковский, Уолт Дисней. Современные авторы создали новый трибьют гениям прошлого. В 2014 году режиссер Роберт Стромберг представил фэнтези «Малефисента», в котором поведал старинную сказку на новый лад.


Он добавляет ряд неожиданных деталей. Выясняется, что Малефисента – крылатый эльф. А с королем Стефаном ее связывают долгие и сложные отношения. Это кардинально меняет наши представления о злой колдунье. Однако мы не знаем всю ее биографию, в частности то, как протекало ее раннее детство. В фильме прозвучала лишь фраза о том, что родители феи умерли. Но не уточняется, как давно. И кто потом о ней заботился.


Это важно, потому что метаморфозы, которые мы наблюдаем в героине позже, напрямую связаны с ее детским опытом. Маленькая Малефисента столкнулась с потрясением, которое в дальнейшем повлияло на ее жизнь. Пока она жила в лесу среди дружелюбных сказочных существ, все было нормально. Проблемы дали о себе знать тогда, когда девочка начала взаимодействовать с внешним миром реальных людей.


В фильме внимание зрителя приковано к шокирующему эпизоду похищения крыльев. После него мы видим, как героиня меняется до неузнаваемости. И связываем эти два события как причину и следствие. Однако дело обстоит несколько иначе. Если случается нечто ужасное, травмирующее, это значит, что такое уже происходило с человеком раньше. Точнее его психика уже знакома с подобными переживаниями. Хоть они могут быть полностью забыты...


Утрата крыльев очень похожа на раннюю утрату родителей. У маленькой Малефисенты были замечательные мама и папа, которые как два крыла всегда были с ней. Вероятно, они тоже были теплые и мягкие, сильные и красивые. Девочка запомнила состояние полета, когда кто-то большой с легкостью поднимает вверх над землей и заботливо держит на высоте. И запомнила также, как ужасно лишиться этого.


Родители успели дать ей достаточно любви и заботы, чтобы в дальнейшем героиня благополучно справлялась даже с самыми тяжелыми испытаниями. В отличие от Стефана, которому по всей видимости в детстве повезло меньше.


Однако все же наступил день, когда девочка осталась одна. Неокрепшая детская психика справлялась своими силами, опираясь на свои примитивные еще инструменты.


В книге «Внутренний мир травмы»* аналитический психолог Дональд Калшед отмечает, что в раннем возрасте еще не сформировано связное Эго. Поэтому под давлением психической травмы оно как бы распадается на отдельные осколки. «При этом организация этих «осколков» следует определенным архетипическим паттернам, обычно представляющим собой парные структуры из персонифицированных существ».


В переводе на простой язык - распад на осколки происходит не абы как, а будто согласно определенному сюжету. Внутри психики образуется пара персонажей, причем с конкретным набором качеств.


«Наиболее типичной динамикой является регрессия одной части Эго к инфантильному периоду и одновременно слишком быстрое взросление другой». Т.е. одна часть личности как-будто остается в детском состоянии, а вторая вынуждена преждевременно повзрослеть, чтобы оберегать первую от дальнейшей травматизации. Ее главная задача – защитить, предотвратить повторение болезненного опыта любой ценой.


Она берет на себя функции взрослого. Но происходит это примерно так же, как в играх дети договариваются о ролях – кто будет большим, а кто маленьким. В основе поступков все равно будет детское представление о реальности.


«Ребенок взрослеет, однако примитивные защиты ничего не узнают об угрозах окружающего мира. Они функционируют на том уровне осознания, который был достигнут индивидом на момент травматического события». Это значит, что Малефисента не всегда может оценить обстановку, как не всегда ее могут оценить маленькие дети. Она легко впадает в безоглядное доверие или наоборот в излишние подозрения.


В лесу жизнь была мирной и безопасной, никто не обижал маленькую фею. Она легко перемещалась и играла с его обитателями. А ее скороспелая «взрослая» защитница на время ослабила неусыпный контроль. И даже упустила момент, когда та начала водить дружбу с незнакомым мальчиком.


Девочка росла и ей уже наскучило сидеть в лесу, хоть он и волшебный. Ей хотелось играть и общаться с новыми друзьями и открывать неизвестный мир. Стефан был единственным, кто готовил ее к выходу в новую реальность.


Но когда пришло время, выход этот оказался слишком болезненным и едва не стоил Малефисенте жизни. Она оказалась жестоко обманута. Страшное событие растормошило ее задремавшую защитницу, которая долгое время не показывалась. В ужасе и гневе от случившегося она решается на самые радикальные меры.


Теперь никто не посмеет вторгнуться в лесные владения. Она лично сядет на трон и будет строго следить за всем происходящим. Мысля по-детски примитивно, она делает простой однозначный вывод – доверять нельзя никому. Под это правило попадают все – люди, звери, волшебные существа.


На некоторое время она завладевает героиней полностью. Пока душа той оправляется от потрясения, лесом правит могущественная колдунья. Она облачает ее в шипы и чешую, усиливает охрану, возводит непроходимые терновые баррикады.

Безусловно, Малефсиента теперь хорошо защищена. Но жить в таком лесу не очень весело. Обитатели его прячутся, природа увядает. Не слышны больше беззаботные игры и смех. Вместо них воцаряются контроль и запустение, оцепенение и страх. Все спонтанное, творческое не приветствуется. И если бы так продолжалось и дальше, прекрасное лесное королевство пришло бы в окончательный упадок. А добрая лесная фея была бы на веки забыта.


Однако горсточка доверия все же уцелела и воплотилась в образе вовремя подоспевшего помощника. Диаваль - крохотная тень воспоминаний о заботливых крылатых родителях. Малефисента спасает его от печальной участи, и он за это обещает верно служить ей. Единственный, кому она доверяет теперь – это птица, которую тоже чуть было не забил на смерть человек.


Крылья Диаваля не так велики и прекрасны, однако именно они, как тонкая, но крепкая иголка, протягивают для Малефисенты связь с реальным миром. Держась за нее, она сможет постепенно выйти из мрачной изоляции травмы.


* Дональд Калшед «Внутренний мир травмы. Архетипические защиты личностного духа»



Просмотров: 36Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все